Вторник, 28.09.2021, 04:36
Приветствую Вас Гость | RSS
  • Новости
  • On-line Просмотр
  • Скачать [субтитры]
  • Скачать [озвучка]
  • mp3
  • Обои и аватары
  • Форум
  • Форма входа
    Мини-чат
    Друзья сайта

    Anime в режиме Online только тут и только здесь


    Наш баннер
    One Piece ONLINE
    Код банера:

    Статистика
    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Форум » Всё остальное » Кают-компания » Фанфики по One Piece. (пишем и собираем по сети)
    Фанфики по One Piece.
    ХанэДата: Пятница, 20.03.2009, 09:47 | Сообщение # 1
    Сержант
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 34
    Репутация: 2
    Статус: Offline
    В этой теме давайте выкладывать приглянувшиеся фанфики.
    Если этот фанфик вы где-то нашли, а не написали, обязательно укажите имя/ник автора.
    Ещё просьба, всё-таки, воздержаться от оскорбительных для наших с вами любимых героев сочинений. (А то попадаются фанфики, в которых Луффи вырождается в отвратительнейшего злодея, и фанфики, в которых сплошной яой и яоем погоняет.)

    И как водится, мне и начинать:
    Название : Угощение с сюрпризом
    Автор: ROksi_
    Cайт: one-piece.ru

    Зоро перевел взгляд, с подсунутой ему под нос, тарелки на кока.
    Подозрительно это.
    Когда Санджи, ни с того, ни с сего, сам предлагает тебе еду, а с обеда прошел только час…
    Зоро бросил взгляд на Луффи, который взял два пирожок с блюда раньше его, а сейчас жевал их с таким энтузиазмом, что даже уши шевелились.
    Видя, что Зоро не торопится разжиться угощением, Луффи стащил с тарелки еще два пирожка.
    Санджи сладко улыбнулся:
    - Зоро, чего ты боишься?
    Ророноа пожал плечами. Может, все действительно хорошо, и его подозрения необоснованны?
    Он опасливо протянул руку и взял один пирожок. Буквально тут же, тарелка с остальными перекочевала к Луффи. Он просто вырвал ее из рук кока.
    Но Санджи был слишком занят, чтобы обратить на это должное внимание, он следил за реакцией Зоро.
    Кок с интересом смотрел, как Зоро подносит пирог ко рту и смело откусывает почти половину.
    Когда мечник скривился, Санджи поинтересовался:
    - И какой сюрприз тебе достался?
    Глаза Зоро начали наливаться кровью, но Санджи то ли от излишней смелости, то ли от безрассудства снова спросил:
    - Вкус какой был?
    - Соленый, - ответил Зоро, а его руку в этот момент искала на поясе меч.
    Напрасно…
    Оружие осталось там, где он тренировался.
    Ну вот, таскаешь три меча, а как они тебе действительно потребуются, то поблизости не оказывается ни одного.
    Зоро немного успокоился и бросил взгляд на жующего Луффи.
    - Неужели, я настолько везучий, что единственный счастливый пирожок достался именно мне?
    - Почему единственный? – Санджи пожал плечами. – В каждом что-то было: соль перец, сахар (можно ведь пересластить так, что в рот будет не взять), разные жгучие приправы…
    Слушая эти перечисления, Зоро с ужасом косился на Луффи. «Интересно, когда же капитана придется откачивать?»
    Тот с довольным видом жевал. На тарелке уже оставалось всего пара пирожков.
    проследив за его взглядом, Санджи наконец тоже обратил внимание, чем занимался все это время его капитан
    Кок и Зоро переглянулись.
    - Интересно, а он не отравится?
    Санджи пожал плечами:
    - Видимо, соль и перец для него не страшны.
    - Да, для Луффи нужно что-нибудь более убойное, - Зоро на миг задумался, - может, мышьяк? Ты случаем не приготовил с ним пирожка? Может быть, тогда бы его и проняло…
    Приятели снова посмотрели друг на друга.
    - Откуда же я его возьму? - с совершенно серьезным видом спросил Санджи. - На Гоинг Мери нет крыс…
    Зоро еще раз посмотрел на своего капитана, Луффи с аппетитом доедал последний пирожок.
    - И, кажется, я даже знаю почему…

    Добавлено (20.03.2009, 09:47)
    ---------------------------------------------
    "Лучшая в мире фехтовальщица"

    Сайт: Фанфоклад
    Автор: Maldoror
    Перевод на русский: Tenar
    Бета: Finis Mundi

    — Нам бы крупную рыбу поймать. Кого-нибудь с порядочной наградой, которой бы и на высшую лигу охотников за головами хватило, — сказал Бендер, угрюмо вперив взор в пиво.
    Банда молчаливо согласилась, все четверо. Бендер и не ждал, что они скажут «нет» — умей они думать самостоятельно, их бы в его банде не было. С мозгами и способностями Дьявольского Фрукта в ней был только Бендер. Четверым прихлебателям полагалось обеспечивать силовую поддержку и время от времени говорить «да». Ну и быть на подхвате — подносить съестное, или оружие, или клиентов Бендера, или деньги Бендера, когда он сдавал, продавал, получал выкуп или еще каким-либо образом нагревал руки за счет вышеуказанных клиентов.
    — Но босс, где ж мы найдем парня с такой наградой? — заметил Игорь, самый мозговитый из четверых шестёрок (при некоторой поддержке он бы, пожалуй, смог даже обогнать мыслью морской огурец).
    — Да уж не в этом вшивом мухосранском баре, — огрызнулся Бендер, и макнулся носом в кружку с пивом, когда болтающуюся туда-сюда дверь позади него распахнули с несколько большей силой, чем требуется.
    — Извини, — буркнул кто-то сзади, пробираясь к стойке. — Эй, на вахте. Мне бы рома горло промочить и толковое разъяснение, как пройти в порт. Я заблудился.
    — В порт? — тупо переспросил бармен. Порт был в двух кварталах. Бар назывался «Отдых моряка», и окаменевшими сушками с прилавка можно было пулять из окна по чайкам.
    — Бендер, — сказал Игорь. — Мне пойти сделать бобо этому кретину?
    — Нет, — ответил Бендер с поразительным, как он полагал, спокойствием, и утер пиво с подбородка.
    — Нет? Почему нет? Он же бухло тебе разлил.
    — Потому что мы сейчас проворачиваем с ним наш обычный номер, тащим его на ближайшую базу Дозора и получаем 120 миллионов белли, — всё еще совершенно спокойно сказал Бендер, хотя в голове у него что-то равномерно защелкало. Вероятно, счеты, на которых он прикидывал текущий банковский баланс. — Вы что, тупицы, даже не читаете розыскные листки, которые мы с собой таскаем? А, забейте, — добавил он, вспомнив, что читать умел только Игорь, и то до тех пор, пока на него не наваливалось больше одного слога.
    — Ну и что это за крендель?
    — Это Ророноа Зоро, и он наш пропуск в высшую лигу. Приготовились.
    Ророноа равнодушно глянул через плечо на окружавших его громил и опять устремил всё внимание на бармена, но обнаружил, что дородный дедуля бросил полировать стакан и нырнул под прилавок с очень профессиональным чутьем на неприятности. Сказать по правде, с поразительным проворством опустел весь бар. Бендер пользовался очень дурной славой. Это был буйный город, буйной была таверна, буйным был весь этот остров, полный отчаянных сорвиголов — но все они пребывали в убеждении, что то, что Бендер делал со своими жертвами, было как-то неправильно. Безжалостные охотники за головами, те, что продали бы родную мать за пачку сигарет, за очередным стаканом находили себе оправдание в том, что они-то, по крайней мере, не делали с людьми того, что делал с ними этот ублюдок Бендер.
    — Парни, если не можете проводить меня в порт, тогда отвалите к чертям, — раздраженно рявкнул Ророноа, обернувшись к банде.
    Бендер не заморачивался с предупреждениями или честными поединками. Он нанес удар сразу, как только оказался на нужном расстоянии в десять футов. Луч его Суитти-Суитти был невидим, но определяем по слабому шелесту и колебанию застоявшегося воздуха бара. Зоро смотрел на приближающуюся волну, но не предпринимал попыток уклониться; или он не осознал опасность, или решил узнать, что это было, а потом уж припечатать. Роковая ошибка. При столкновении его тряхнуло, и, потеряв ориентацию в пространстве он, рыкнув, откинулся назад на стойку; запели два меча, освобожденные от ножен, но было слишком поздно. Бендер с бандой ухмылялись. Игорь присвистнул с глумливым восхищением.
    И вот тут «обычный номер» пошел куда-то совершенно не туда.
    Начать с того, что столкновение Ророноа не вырубило; он только потряс головой и зарычал. Громко.
    Затем он кинул взгляд вниз на самого себя и не выпал в осадок.
    Игорь еще раз присвистнул, на случай, если в первый раз Ророноа это упустил. Но Бендер нахмурился. Не могло такого быть, чтобы мужчина вроде Ророноа не заметил, что только что потерял в весе с дюжину фунтов и сколько-то дюймов в высоту, не говоря уж о замене мужского достоинства на пару округлостей у него под рубашкой. Или, если уж блюсти формальности, у нее под рубашкой. И не могло такого быть, чтобы это его или вообще кого угодно не выбило из колеи.
    Но всё, что Ророноа сделал — это покосился на свою грудь, потом поднял ставшую меньше и несколько тоньше правую руку, крепко сжимавшую меч с белой рукоятью, оглядел ее и сказал: «Ха. Это ж надо».
    Пострадавшие не всегда отключались при столкновении с внезапными разительными переменами в строении собственного тела. И некоторые вместо того, чтобы впасть в истерику или в ступор, приходили в бешенство — вот тут-то четверо бендеровских хлопцев и приходились как нельзя кстати. Они бендеровской растущей тревоги не разделили, они просто выхватили свои дубинки и налетели всем скопом. Клиент должен быстренько стать шелковым, запросить пощады и тихо-мирно своими ножками дотопать до дозорных, сдаться им в руки и честь по чести превратиться обратно — не оставаться же барышне одной в этом недружелюбном городе, битком набитом моряками, охотниками за головами и пиратами. Именно так всё обычно и бывало.
    Самое жуткое в том, что произошло потом — это, по мнению Бендера, были не глухие удары и не сопровождавшийся воплями свист мечей, не кровь и не пролетающие мимо выбитые зубы. Это было то, что лицо Ророноа — более миловидное, с более тонкими чертами, со ставшими более шелковистыми обрамляющими его зелеными завитками — было исполнено глубокой сосредоточенности, пока он методично истреблял своих противников.
    — Недурно, — услышал Бендер, как демон пробормотал сам себе, когда утихла сотрясавшая землю дрожь, и с лязгом обрушился последний табурет у стойки. — Нескольких дюймов не хватает. Тацумаки вышел с грехом пополам. Дыра в крыше не такая уж здоровая, как должна бы. Центр тяжести стал ниже, придется это компенсировать. — Потом он повернулся к Бендеру.
    Бендер вытащил меч. Тот дрожал в его руке — обычно всю грязную работу брали на себя шестерки.
    Ророноа был в десяти футах; одним из своих мечей он сделал что-то похожее на ленивый широкий взмах, и волна точно направленного ураганного ветра ударила по клинку Бендера и вырвала его из рук. Он по рукоять вошел в противоположную стену. Глаза у Зоро — с не настолько длинными ресницами, чтобы лишить его мальчишеского обаяния — удовлетворенно сузились.
    Бендер попятился от этого медленного, полного угрозы наступления, пока его поясница не уткнулась во что-то твердое — он прижался спиной к пыльному игральному автомату, который, как считал предыдущий хозяин, придавал заведению некоторый лоск. Чувствуя себя зажатым в угол, Бендер решился на более действенные меры. Он с хлопком превратился в свою собственную женскую версию, не менее резво подхватив при этом дрожащий фальцет.
    — Умоляю! Ты ведь не поднимешь руку на девушку, правда?
    Ророноа остановился, но только пока его губы — теперь мягкие и розовые — не сложились в насмешку.
    — Ша, завязывай с этим. Был бы я одним блондинистым извращенцем, я бы пожалуй и купился, но и в лучшие-то времена…
    Проклятье! Перед лицом приближающейся опасности Бендер выкинул последний козырь.
    — Не подходи ко мне! Заруби на носу! Мои преобразования сами по себе не проходят! Если я их не отменю, никуда они не денутся, и тебя так в лифчике и похоронят! Понял?!
    — Вот как? — спросила зеленоволосая ведьма, подходя еще на шаг и теперь доставая до него мечом. — Это точно?
    — Да! — истошно солгал Бендер, тщетно пытаясь втиснуться в неподатливый хромированный металл. — Так что тебе лучше… лучше тебе добром отдать мне все деньги, потом я превращу тебя обратно, и на этом распрощаемся! Не то на всю жизнь останешься женщиной. Что скажешь?
    Ророноа Зоро поднял меч, глаза его, обращенные прямо на Бендера, скверно вспыхнули былым дьявольским светом, и он сказал:
    — Спасибо.
    Потом был нарастающий грохот, иступленное тарахтенье мелочи из сломанного игрального автомата, со звоном последний раз выкинувшего две вишни и лимон, и темнота.

    Зоро обогнул угол дома начальника порта, больше случайно, чем целенаправленно, и наконец приметил Санни. С топа мачты свешивался Луффи, взбудоражено переводивший взор с города на горизонт и обратно.
    — Зоро! — Он счастливо усмехнулся ему, глянул на море… повернул голову, чтобы окинуть своего первого помощника более долгим взглядом, сосредоточенным в основном на новой линии бюста последнего, снова перевел взгляд на лицо и оживленно махнул ему. — Давай быстрей! Нами говорит, что если будем тянуть, то лог-пос установится, и мы не сможем доплыть до Русальего Острова, потому что собьёмся с курса. А ты знаешь, что одежда тебе великовата?
    — Да, надо будет переодеться.
    — Это давай на борту. Двигаем!
    К сожалению, остальная часть его накама не восприняла всё так же с лёту…

    — Так ты хочешь сказать, что построгал на лапшу единственного парня, который может всё вернуть как было? — простонала Нами так громко, что даже перекрыла звуки ударов бившегося головой о мачту Сандзи.
    — Да.
    — Он умер?!
    — Без понятия. Сколько крови может потерять парень, если в это время он девица?
    Нами схватилась за голову. Где-то позади отчаянно цеплявшийся за мачту Сандзи издал страдальческий всхлип, включавший в себя что-то похожее на «суааан». Фрэнки с Усоппом в недоверии пялились на изящные округлости под ставшей куда более свободной зоровой рубашкой — под ней теперь обозначались не только мышцы, но и значительно более мягкие кривые. Чоппер размахивал шприцом и требовал анализа крови и снятия мерок. Луффи ковырял в носу, ожидая, когда его команда переварит новости и снимется с якоря.
    — Но Зоро, как же можно было так сглупить?! Особенно когда он сказал, что само это не пройдет? И что ты теперь будешь делать?
    — Тренироваться.
    — Тр-тренироваться?!
    — Ыыыы…. тупица… ммм… маримо… меллорин! Ааа!!!
    Бум бум бум …
    — Да. — Зоро вытащил Вадо из ножен и с иступленным вниманием исследовал, в каком он состоянии. — Я несколько потерял в силе и радиусе действия, но выиграл в скорости. Остальное наверстаю с должной тренировкой.
    — Ты хочешь сказать, что не против остаться вот таким? — слабо спросила Нами. Как же ей не пришло в голову… Может у Зоро посттравматический синдром? — Но… с чего бы ты… хотел…
    — Что хотел — не скажу, но теперь-то что, случилось и случилось, чего локти-то кусать. Меня это не остановит. Черт, да меня это даже не затормозит. Грудь никому еще в битве не мешала, и я это докажу. Вот увидишь. Я стану лучшим фехтовальщиком и лучшей фехтовальщицей из живущих, — сказал Зоро с блеском в глазах, и даже его накама, которые его любили, вынуждены были признать, что это граничило с фанатизмом. К тому же он, казалось, обращался не к своим друзьям, а к мечу с белой рукоятью.
    В наступившей тишине сандзин сдавленный стон прозвучал особенно громко.
    — Что с придурком? — буркнул Зоро, задвинув Вадо обратно в ножны и мотнув подбородком в сторону Сандзи.
    Робин открыла рот в первый раз с тех пор, как Зоро появился на борту в преображенном виде.
    — Полагаю, Повар-сан страдает от когнитивного диссонанса.
    — О? — Зоро не вполне уловил суть. Затем: — О. Оооо-ххо, вы бы лучше разъяснили этому долбанному извращенцу, что если он попробует ко мне подкатиться, я его нашинкую. Он приударит — а уж я-то как приударю…
    — Да сдался ты мне, ты… ты… ты… кактус, вырядившийся женщиной!
    — Эй, блудливый повар, фильтруй базар. Это настоящее, — воскликнул Зоро, ткнув двумя большими пальцами в объект спора.
    — Ааа!!! — Бум — ПростоЗоро… — Бум — ПростоглупыйЗоро… — Бум — ПростоглупыймаримобезмозглыйЗоро-тюаан! Ыыыы… Прекратите, прекратитеэтоооооо….
    — Робин? — обратилась Нами к последнему оплоту здравомыслия на борту. — Ты же много знаешь о Дьявольских Фруктах. Что, такой эффект и в самом деле сохранится?
    — Очень сомнительно. По большей части эффект от воздействия Дьявольских Фруктов такого типа исчезает, если его не поддерживать. К сожалению, фехтовальщик-сан не слишком долго будет оставаться в женском обличье.
    Нами посмотрела на Сандзи, который то бросал на Зоро полные ужаса томные взоры, то пытался проломить себе голову; на Чоппера, который бегал за Зоро с термометром и пытался отправить его в больницу; на Фрэнки и Усоппа, уронивших челюсти на палубу, когда Зоро как обычно занял свое место рядом со штангами и скинул рубашку (Сандзи на заднем плане упал в спасительный обморок); на Луффи, сидевшего на носовой фигуре, устремив взор на горизонт, за которым ждали приключения, а не на палубу, на которой царило буйное помешательство. Нами потерла ухо.
    — К сожалению? Робин, прости: ты сказала к сожалению?
    — А, надо полагать, в ближайшие несколько недель феховальщик-сан будет в таком состоянии, что преподнесет нам… немало интересного, но он выглядит таким целеустремленным… Удивительно, особенно учитывая то, как на это реагировало бы большинство мужчин. Это заставляет меня задаться вопросом… почему?
    — Что ж, вот и задайся, — сказала Нами, стоически кивнув. — А я пойду займусь тем, что получается у меня лучше всего — управлять этим судном и сохранять здравый рассудок. О, Зоро, пойдем-ка со мной, я введу тебя в чудесный мир поддержки.
    — Поддержки? Что еще за…
    — Да пошли же, балда. И ради бога, надень рубашку!
    — Немало интересного, — пробормотала Робин и сдержанно улыбнулась горизонту.




    Сообщение отредактировал Ханэ - Суббота, 14.03.2009, 23:50
     
    КактуZZкаДата: Среда, 23.03.2011, 15:18 | Сообщение # 2
    Рядовой
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 1
    Репутация: 0
    Статус: Offline
    class

    Добавлено (23.03.2011, 15:14)
    ---------------------------------------------
    Автор: КактуZZка
    Бета: нужна =.=
    Фэндом: One Piece
    Персонажи: Эйс/Смокер, Сенгоку, в конце еще и Гарп
    Рейтинг: R
    Жанры: Слэш (яой)
    Предупреждения: Нецензурная лексика, OOC, Изнасилование
    Статус: закончен
    Описание: он должен ответить за грехи отца

    Мы стоим на небольшой площади в центре одного из многочисленных островов Гранд Лайна. Этот остров пользуется среди пиратов своей дурной славой, ни на одном из островов в мире не погибло столько сильных и известных пиратов, сколько погибло здесь. Недалеко отсюда находится знаменитый эшафот, где проводятся все эти казни. Но пришли мы сюда не ради него, а ради здания, непреклонно возвышающемуся над нами. Оно неприступно, от него веет холодом и болью. В воздухе отчетливо чувствуется столь знакомый запах крови. Не дай Бог кому-нибудь из пиратов попасть сюда. Будь ты сильным, смелым или умным, обратной дороги нет, ты будешь обречен на смерть. Именно здесь принимаются все решения насчет действий маринцев. Это здание – штаб Морского Дозора. В эту минуту в нем проходит допрос знаменитого пирата, Огненного Кулака Эйса, единственного сына Короля Пиратов Гола Ди Роджера. Что ж, давайте посмотрим.
    ***
    Темная пустая комната с железными стенами. Из мебели здесь только металлический стол и такой же стул, прикрепленный к полу. Это не просто металл – это кайросека, эта комната приспособлена как раз для допросов самых сильных фруктовиков, и все здесь сделано, чтобы подавить их силу. На стенах висят различные орудия пыток – плети, ножницы, ножи... Повещены ли они для устрашения, или в этой комнате действительно совершаются такие ужасные вещи – непонятно. На столе одиноко стоит лампа – единственный источник света в этом помещении без окон. Она зажжена с помощью силы фрукта пика-пика, фрукта одного из адмиралов. Почему она не керосиновая, как все остальные в этом здании? Это легко объяснить. Дело в том человеке, который сидит на стуле, повесив голову вниз, и в его дьявольском фрукте, дающем возможность повелевать огнем. Морской дозор пытается избежать любой возможности побега столь ценного заключенного. Он сидит, и его черные короткие волосы, испачканные в собственной крови, свисают отдельными прядями на мускулистую грудь. Он бос, его ноги сбиты в кровь, говоря о месяцах тяжелейшей пытки в неприступной тюрьме Импел Даун. Юноша тяжело дышит, его грудь все чаще вздымается вверх-вниз. Из одежды на нем только темно-синие шорты до колена с рыжим поясом, выделяющимся в этой серой комнате, словно солнце. Лица его нам не видно, его имя выдает только татуировка на правой руке.
    Это и есть командир первой дивизии Белоуса Портгас Ди Эйс. Кроме него в комнате еще двое человек. Один, хрупкий невысокий мужчина средних лет с длинной черной бородой и странной шляпой в виде чайки. На нем одета форма морского дозора. Второй же – высокий крепкий маринец с огромными мускулами, в джинсах, небрежно заправленных в высокие коричневые сапоги, и расстегнутой белой куртке с зеленоватым мехом. Его волосы, несмотря на молодой возраст, поблескивают в свете лампы серебристо-серым, как первый снег, небрежно разбросанный пушистым белым покрывалом. Он заядлый курильщик – об этом нам говорят множество сигар, прикрепленных к его одежде е еще две, которые он сжимает в зубах. Мужчина стоит, подперев стену, так, так будто его ничего не интересует, но с каждым словом коллеги его рука в перчатке все крепче сжимает рукоять его оружия из кайросеки.
    Эти двое пришли сюда, чтобы пытать. Они уже не надеются выйти из этой комнаты не запачканными в крови. Казалось бы, это очередной пират, через их руки проходило таких миллионы, тысячи, сотни... Но у каждого это допрос вызывает свои чувства. Человек с черными волосами ненавидит его, ненавидит этого отброса общества, ненавидит только за то, что этот юноша сын, сын того самого Короля пиратов. Он искренне хочет сделать ему больно, чтобы этот мальчишка кричал, молил его о пощаде, извивался в собственной крови.
    А спокойный мужчина с пофигистичным выражением лица ничего не хочет. Внешне. На самом деле внутри его души, для всех черствой и скупой на чувства, но на самом деле нежной и ранимой, идет борьба долга и чувств. Он искренне хочет помочь Эйсу, несмотря на их вечную вражду, но понимает, что это неправильно для маринца. И каждый удар, каждый вскрик Огненного кулака отдается в его серебряных, как лунная дорожка, глазах сочувствием и неимоверной болью. Смотря на то, как мышцы поигрывают под его нежной, еще детской кожей, мужчина с ужасом осознает, что в нем проснулось что-то не свойственное этому человеку с железными нервами – желание. Желание этого молодого тела.
    — В последний раз повторяю вопрос. Мы знаем, что твой отец, Гол Ди Роджер, оставил тебе вещь, которая может быть зашифрованной картой, которая поможет нам найти Ван Пис. Где она? – дрожащим от бешенства голосом медленно произносит чайкоголовый.
    Не поднимая головы, заключенный шипит сквозь зубы:
    — Да пошел ты!
    Удар. Приглушенный вскрик. Рука в перчатке лишь сильнее сжимает рукоять оружия.
    — Сука! Не смей мне перечить!!! Кто ты такой, чтобы со мной так разговаривать?! Ты просто тупой сосунок, рожденный от кабеля Роджера!!!!
    — Мой отец – Эдвард Ньюгейт, — снова шипит как загнанная в угол кошка Эйс.
    Снова удар. И снова крик. Теперь на груди у юноши ярко краснеет кровавая полоска, оставшаяся от плети. Мужчина с седыми волосами лишь крепче стискивает зубы, еле сдерживая себя, чтобы не заступиться за него.
    — Ну что, урод, больно, да?? А ты знаешь, сколько твой звездный папаша перебил моих товарищей, знаешь, а???! А я жил, и мне тоже было больно!!! Только больно было в груди, а это намного хуже!! – взбешенный спокойствием парня взрывается старик.
    — Я тут при чем? – теперь Эйс уже не шипит, а рычит, как собака, пытаясь еще больше вывести из себя маринца.
    — Ты!!! Ты спрашиваешь, при чем тут ты??? Да при том, что ты, да-да, именно ты родился от него!!! Только за это... Только за это у меня есть право вспороть тебе живот и вытащить твои кишки наружу!! Ненавижу! Ненавижу весь его род, и ты – не исключение! Там, на эшафоте, я снесу твою голову своими руками!!! – он останавливается, чтобы перевести дыхание. – А хотя... Почему это я должен ждать до эшафота?! Я сделаю это прямо здесь, прямо сейчас, да, да, ДА!!! – его глаза безумно бегают из стороны в сторону, и, нащупав трясущейся рукой нож, он замахивается им на Эйса. Он уже готов сделать этот роковой удар, чтобы прервать жизнь столь ненавистного ему пирата, но в последний момент седовласый дозорный делает шаг вперед, перехватив его руку.
    — Опомнись, Сенгоку. Ты не имеешь права.
    — Ты прав, Смокер. Пожалуйста, не надо докладывать начальству о том, что здесь произошло, — мгновенно успокаивается старик.
    — Ладно, — Смокер снова встает у стены, как будто ничего не было.
    — А где Гарп? – поворачивается к нему Сенгоку.
    — Он сказал, что не может на это смотреть. Эйс же все-таки его внук, — непоколебимо отвечает Смокер, добавив про себя, — как же я его понимаю.
    — А почему это ты стоишь, ничего не делаешь, как будто тебя сюда отдыхать отправили? – приподнимает бровь бородатый. Этого вопроса Смокер боится больше всего. Он просто не знает, что ему ответить.
    — Я... я... я... – он делает вид, что закашлялся.
    — Уж не жалко ли тебе его? – командующий подходит ближе.
    — Я?! Да нет, что Вы! Да как! Вот, если хотите, я могу из него до вечера всю информацию выбить! – мужчина сам не может понять, кто его тянет за язык.
    — Да? До вечера? Всю информацию? Это интригует. Ты действительно замечательный экземпляр. Что ж, до вечера – значит, до вечера.
    — Я... я вовсе не это хотел сказать!
    — Нет-нет. У меня сейчас важная встреча с мировым правительством, и чтоб да вечера вся информация была у меня. Да, и не убей его. Да и тем более, я не могу больше видеть рожу этой тупой шавки, меня уже от нее блюет. – кривит лицо Сенгоку и, не сказав больше не слова, выходит из комнаты. Эйс, подняв наконец-то голову, провожает его взглядом. Впервые мы видим его глаза – черные-пречерные и невероятно красивые.
    — Спа... Спасибо... Ты спас меня от него.
    — Ммм... О чем ты? Я сказал, что буду пытать – значит, буду пытать. Просто у меня свои методы, — улыбается Смокер.
    — О чем ты? – смотрит на него снизу вверх Эйс.
    Вместо ответа маринец резко наклоняется и впивается своими губами в губы Огненного кулака. В глазах юноши отражается страх, страх чего-то неизведанного, незнакомого, нового, от чего их темная бездна становится еще глубже. Если бы не руки, скованные наручниками за спиной, Эйс бы давно оттолкнул наглого Смокера, но ему остается только мычать, ощущая, как теплый язык мужчины смело орудует у него во рту.
    Наконец оторвавшись от юноши, Смокер берет его подбородок двумя пальцами и приподнимает голову Эйса. Их глаза встречаются, черное и серебристо-белое, глаза мальчика и мужчины, дозорного и пирата. И каждый из них пытается прочитать в бездне глаз другого, что же в данный момент он чувствует.
    «Хм… Он боится меня. Ну и что ж, пусть. Я привык, что такие как он боятся меня, как смерти. Этот взгляд черный глаз как у загнанного в угол котенка так возбуждает меня. Ну, это же не будет преступлением, если я с ним немного развлекусь? Может быть, он мне тогда все и расскажет» — в предвкушении приятного «допроса» с улыбкой думает Смокер.
    «Почему? Почему все произошло именно так? Я уже смирился с тем, что попался, с тем, что меня казнят, с вечно орущим Сенгоку, но С ЭТИМ?!.... Не хочу, чтобы такой как он делал со мной нечто подобное! Да и вообще, я девочек люблю! Черт, нужно найти какой-нибудь выход и сбежать от этого озабоченного психопата! Но, как это ни странно, эти серые волчьи глаза притягивают меня… Блин, что же делать?!» — в панике пытается соображать Эйс, пока Смокер запирает на замок железную дверь. Все. Теперь последний путь для побега перекрыт, и Огненному кулаку остается лишь отдаться в руки несправедливой судьбы.
    Смокер делает едва заметное движение рукой, и рядом со стулом появляются руки из дыма, начиная активно стягивать с юноши штаны.
    — Нет! Нет! Что ты делаешь?! Прекрати немедленно! – пытается сопротивляться тот.
    — Ммм? Малыш, неужели ты не понимаешь, в каком положении ты оказался? Теперь ты полностью в моей власти и не имеешь права мне приказывать, — хищно скалится мужчина. Он плохо контролирует свои мысли, зная только, что хочет этого мальчика.
    Опустившись на колени перед Эйсом, Смокер осторожно взял его член и проводит языком по всей его длине, от чего у сына Короля пиратов резко встает, становясь больше и более упругим.
    — Какой ты чувствительный! Ты девственник? – заинтересованно поднимает глаза маринец.
    — Я? Ну это... я... как бы вроде нет... – покраснел Эйс.
    — Будем считать, что да, — рот Смокера скользит вверх-вниз по горячему стволу юноши. Его язык каждый раз особенно тщательно облизывает горячую головку. Вскоре член Эйса, пульсируя, наполняет рот мужчины спермой.
    — Вкусно... – сглатывая, облизывается дозорный.
    Он сдергивает юношу со стула и толчком наклоняет его. Разгоряченной груди Эйса касается ледяная поверхность металлического стола, и он непроизвольно вскрикивает, прикусив язык. Смокер облизывает палец и медленно вводит его в дырочку Эйса, отчего тот резко дергается вперед, и в его оголенный живот врезается острый угол стола, и по нежной коже бежит тоненький ручеек крови.
    — тихо, дай мне тебя растянуть, — за первым пальцем следует второй, заставляя Эйса еще больше напрячься.
    — Я больше не могу... — вынимает пальцы Смокер и прислоняется к заднице Огненного кулака головкой своего уже вставшего члена. – Я вхожу.
    — Не надо... нет... пожалуйста... – по щеке Эйса блестящей капелькой ползет слеза.
    — Эй, только не говори мне, что ты этого не хочешь? – Смокер снова заглядывает ему в глаза, разворачивая голову юноши. То, что он увидел, был не страх, не отвращение, а лишь похоть и желание, что очень удивило дозорного.
    — Опа! А ты не так прост, как я думал...
    Резким движением он вошел в дырочку Эйса, и юноша вскрикнул от неожиданности.
    — Потерпи... скоро... будет приятно... – прошептал ему Смокер, наклонившись вперед и прикусив мочку пирата.
    Он двигается внутри Эйса сначала медленно, но с каждым разом все быстрее, доставляя юноше больше и больше удовольствия. Рукой он массирует ствол пирата, пощипывая и сжимая головку.
    — Я уже на пределе... – прохрипел Огненный кулак сквозь волну оргазма и излился в руку дозорного. И сам Смокер кончил, обдав внутренности Эйса горячим потоком, и липкая белая сперма потекла по бедрам юноши, капая на пол.
    — А ты так и не сказал, что тебе оставил твой отец... – чмокнув парня в губы, заметил Смокер.
    — Хм... Это было его сокровище – платок моей матери, — улыбнулся Эйс.
    — Врешь, подлец... Да ну и хер с ним, с этим сокровищем... Может быть, я тебя еще как нибудь раз допрошу? Ты ведь не против?
    — Я? Я не против, только вот что скажет твое начальство? – поднял глаза пират.
    — Да пошли они все! – вскочил Смокер.
    Пират с веснушками на лице первый раз за последний месяц спокойно заснул на любящих руках, на руках седовласого дозорного, нежно перебирающего его черные как крылья ворона волосы.
    А от двери камеры отошел, стуча каблуками по каменному полу, полный седой старик, подумав вслух:
    — Теперь я за тебя спокоен, внучек...

    Добавлено (23.03.2011, 15:16)
    ---------------------------------------------
    Братья
    Автор: КактуZZка
    Фэндом: One Piece
    Персонажи: Эйс/Луффи, на заднем плане Зоро, Санджи, Чоппер
    Рейтинг: R
    Жанры: Юмор, Слэш (яой)
    Предупреждения: Инцест, OOC
    Статус: закончен
    Описание:
    Запретная братская любовь

    — МЯЯСОО!!!! – с этим криком буйный капитан ворвался камбуз, и Зоро и Эйс, сидящие за столом, мгновенно замолчали. Наступила абсолютная тишина, нарушаемая лишь шипением мяса на сковородке.
    — Я СКАЗАЛ: МЯСО!!!!!! – снова заорал Луффи, прибавив шепотом, — Гому Гому но...
    Разозленному коку еле удалось остановить наглую ручонку, тянущуюся к еде, после чего в капитана полетела кастрюля. Обиженный Луффи плюхнулся на скамью, похлопав брата по спине:
    — Братишка, нет, вот ты скажи мне, что за беспредел!!!! Я жрать хочу!
    Огненный кулак, мрачный и грустный, молча сбросил руку брата с плеча и вышел, хлопнув дверью.
    — Ээээ.... Чой то с ним? – округлил глаза Соломенная шляпа.
    — Скажи, хренов капитан, как ты к нему относишься? – проигнорировав слова Луффи, отвернулся от плиты Санджи.
    — Эй, Санджи, жрать мне давай!!!! – Луффи явно не понравился этот вопрос.
    Молчавший до этого времени Зоро, встал, опрокинув лавку:
    — Да ты просто придурок! Как ты можешь быть таким беспечным, когда он страдает!!!
    — Зоро, ты че? Ты сам на себя не похож!
    — Захлопнись, эро-кок! – мечник, не заботясь о сохранности корабля, попер на стену, прорубив в ней дырку. Санджи, мягко говоря, офигел:
    — Эй, голова-петрушка, вернись и почини мою кухню!!!
    — ЖРАААТЬ!!! ЖРАААТЬ!!! ЖРААТЬ!!! – надрывался Луффи.
    Разгневанный кок швырнул на стол блюдо с мясом и пошел догонять наглого Зоро со сковородкой в руке.
    Быстро разделавшись с едой, Луффи задумался *да-да, не удивляйтесь, ЗАДУМАЛСЯ*. Он думал о своих накама, о том, как замечательно плавать с ними, и конечно же о своем брате. Капитан и сам не понимал, какие чувства он испытывает к Эйсу. Он гордился им, восхищался... Но со временем к этому примешалось еще одно чувство, но Луффи не понимал, какое... Он хотел быть все время с братом, держать его за руку, наслаждаться вечным запахом гари, исходящим от него...
    Встряхнув головой, чтобы привести свои мысли в порядок, юный пират подошел к холодильнику и распахнул его. В ту же минуту весь корабль сотряс вопль разочарования:
    — САНДЖИ!!!!! ГДЕ ВСЕ МЯСО??!!!
    В тот же момент в дверном проеме появился кок с окровавленной сковородкой, и у Луффи сразу же отпало желание его злить.
    — Ой, я тут вспомнил, у меня есть неотложные дела!!!! – капитан еле успел пригнуться, и сковородка пролетела над его головой.
    Прокравшись к выходу, Луффи незамедлительно покинул кухню.
    За неимением других способов успокоить нервы, он выпил целую бутылку рома, украв ее из нескончаемых запасов Усоппа. Основательно нализавшийся человек-резинка полночи сидел на палубе в обнимку с полузадушенным северным оленем, любуясь на морской закат.
    — Скажи, Чоппер, — пробормотал он, — а возможна ли любовь между братьямиии???
    — Ну... ну... ну... это... а... мне в туалет надо! – придумал отговорку Тони Тони. Еле-еле освободившись от цепких объятий пьяного капитана, судовой врач поспешил в сторону сортира.
    — Нуууу.... Все меня кииинулиии.... – разрыдался капитан.
    Спустя еще некоторое время, не дождавшись Чоппера, Луффи направился в свою каюту. По пути он сосчитал своим лбом все углы, но не заметил этого, потому что его мысли были заняты другим: он ясно понял, что любит Эйса, и не понимал, что ему делать. Ворвавшись в каюту, он со всего размаху шлепнулся в гамак. В углу кто то тихо застонал:
    — Я ждал тебя, урод мелкий!
    Из тени вышел Эйс Огненный Кулак, но только без шляпы и без... штанов... Да-да, воспитанный братик Соломенной шляпы стоял абсолютно голый, да и не вполне трезвый к тому же.
    — Хочешь знать, о чем мы говорили до того, как ты пришел? – и, не дождавшись ответа, продолжил. – Мы говорили о моих чувствах к тебе. Я спрашивал у них, нормально ли это, и эти ублюдки сказали мне, что свои чувства нельзя отрицать!!!
    — Чо? Здесь кто-то есть? – открыл глаза Луффи.
    — ТАК ТЫ НЕ СЛУШАЛ???? – глаза Эйса пылали огнем. – Ну и к черту! Братик, я люблю тебя, люблю, и не могу больше ждать.
    — Брааатик, можееет не надо, а??? – чисто для приличия промычал Луффи.
    Эйс, не в силах больше сдерживаться, впился в губы брата, а другой рукой стянул с него шорты.
    — Будь хорошим мальчиком и не сопротивляйся, тогда тебе не будет больно. – Прошептал Портгаз, проведя языком по щеке брата.
    — А вот мне всегда было интересно, ВСЕ ли твои части тела могут превращаться в огонь?
    — Да, а твои растягиваться, — улыбнулся Эйс.
    Он покрыл поцелуями грудь и живот брата, оставив пару засосов на нежной коже Луффи, и добрался до его уже стоящего члена. Осторожно лизнув горячую головку и заметив, что его юному брату это очень нравится, огненный кулак осмелел и взял всю возбужденную плоть мальчика в рот, и вскоре Луффи, закричав, кончил прямо ему в рот. Эйс проглотил белую жидкость, отметив, что его малыш-братик стал совсем большим. Он облизал два пальца и вставил в нежную дырочку капитана.
    — Нет, не надо пальцев, хочу тебя, только тебя! – сквозь стоны выдавил из себя Луффи.
    Эйс начал осторожно вводить свой уже стоящий член брату, как вдруг мальчик схватил его за плечи и изо всех сил насадил себя на брата. Двигаясь сначала медленно и неумело, но, набирая темп, они нашли свой ритм, ритм, устраивающий их обоих. Луффи не было больно, ему нравилось ощущать брата в себе, чувствовать, что он владеет всем его телом, понимать, что он любит его. Каюта наполнилась стонами, вздохами, криками. Кончили они одновременно и, обессилевшие, рухнули на пол.
    — Луффи, прости, что я... – пробормотал протрезвевший Эйс.
    — Нет, мне было очень хорошо, давай повторим это еще раз! – поднявшись на локтях, капитан поцеловал брата. Через минуту они оба уже спали, прямо на полу, голые, беззащитные, потные и грязные, но очень счастливые, что, наконец-то, нашли свою любовь.
    *** а тем временем за дверью их каюты***
    — Эй, парни, предлагаю пришить эти фотки на флаг! Пусть все знают, что к нашему капитану задом поворачиваться нельзя!
    — Заткнись, тупой кок, у тебя мысли только об одном!!! – достал катаны Зоро, и лавелас предпочел смыться.
    — А вот я рад за них! Они ведь любят друг друга... – вмешался Чоппер.
    — Конечно!!! У Вас, оленей, нет понятия «педики».... А вот ты знаешь, что Зоро тоже яойщик... Он на меня странно смотрит!!!– пробегая мимо, заметил Санджи.
    — А ну иди сюда!!! Я те щас катану в жопу вставлю!!!
    — Вот, вот... Я ЖЕ ГОВОРИЛ!!!!
    А ничего не подозревающие братья спали и видели прекрасные сны друг и друге.

    Добавлено (23.03.2011, 15:18)
    ---------------------------------------------
    Меч и Поварешка
    Автор: КактуZZка
    Фэндом: One Piece
    Персонажи: Зоро/Санджи, Чоппер, Нами, Луффи, Усопп
    Рейтинг: R
    Жанры: Пародия, Слэш (яой)
    Предупреждения: OOC
    Статус: закончен
    Описание:
    в Зоро неожиданно просыпаются нежные чувства к Санджи

    Взмах мечом, второй, третий... Мертвые тела падают, падают и не кончаются. И лишь только кровь льется из них, нескончаемая, густая и ярко-красная, окрашивая землю в бордовый цвет. Они сражались спиной к спине, несмотря на вечной несогласие и неприязнь друг к другу. Мечник и кок. У этих абсолютно разных людей именно сейчас была только одна цель – отбиться от морского дозора и пробраться к кораблю. К сожалению, врагов становилось все больше, и у юношей едва хватало сил, чтобы обороняться.
    — Я... я больше не могу... – выдавил из себя Санджи.
    Зоро обернулся, чтобы проверить, все ли в порядке с коком, и на считанные секунды потерял осторожность. Он беспокоился за друга, мечник не хотел, чтобы с ним что-либо случилось. В тот же миг пуля пронзила его ногу, и Зоро упал на колени.
    — Эй, голова-трава!!! Ты в порядке??
    — Да, все отлично, только мне кажется, что пора продвигаться к кораблю, бровушка-завитушка.
    — Отличная идея, зеленовласка!
    Разбрасывая всех, кто встречался на его пути, Санджи поспешил в сторону гавани. Орудуя мечом, Зоро последовал за ним, но рана и усталость давали о себе знать, и вскоре он остановился, попав под обстрел. Еще несколько ран в ногах, пару пуль в руке – и мечник упал, не в силах подняться. Санджи среагировал моментально – подхватив Зоро на руки, он бросился бежать вдвое быстрее обычного. Он не знал, почему он это сделал, он просто не хотел терять своего друга, чувствовал ответственность за него, вину, что не смог защитить этого болвана.
    Сквозь темноту, подступающую к глазам, Зоро смотрел на лицо кока, оно было до тошноты знакомо, но мечник мог смотреть в эти глаза вечно, они привораживали его, ему нравилось вдыхать запах сигарет, исходящий от него, чувствовать, как сильные руки сжимают его, стараясь не уронить драгоценную ношу.
    Испугавшись собственного хода мыслей, Зоро помотал головой. И зря. Мрак полностью заполнил его разум, и мечник потерял сознание.
    ***
    Очнувшись, Зоро долго разглядывал деревянный потолок, пытаясь восстановить события: маленький островок, на котором они пытались пополнить запасы; неведомо откуда взявшийся морской дозор; раны, полученные по неосторожности; и лицо Санджи, столь прекрасное и напряженное.
    Повернувшись на бок, он столкнулся нос к носу с белобрысым коком. Юноша спал, посапывая, сжимая руку мечника в своей. Он был необыкновенно милым, и у Зоро возникло желание поцеловать эти чуть приоткрытые губы. Но стоило мечнику лишь приподняться на локте, как все тело пронзила острая боль, и он согнулся, застонав. Кок открыл глаза и, сообразив, что крепко держит руку зеленоголового придурка, отбросил ее, как будто это была ядовитая змея.
    — К-как ты? – покраснев, спросил он. В его голосе не слышалось обычного высокомерия, лишь только беспокойство.
    — Жить буду.
    — Извини меня, я... это из-за меня, тебя ранили...
    — Нет, ты не виноват, эро-кок, — улыбнулся Зоро.
    — А мы думали, ты умрешь, уже обрадовались!!! – ворвался в каюту Усопп, за ним вошли Нами и Чоппер и, с глупой улыбкой на лице, влетел Луффи.
    — Эй, думай, что говоришь, длинноносый! – Зоро попытался дотянуться до катаны, но острая боль остановила его.
    — Зоро, постарайся не двигаться. Покой и только покой. У тебя очень серьезные раны. Ты мог не выкарабкаться, — с умным видом заметил Тони Тони.
    — Пойду, приготовлю что-нибудь поесть, — поднялся Санджи.
    — Мне онигири и рамен!!!
    — Обойдешься, голова-петрушка!
    — А он все время сидел рядом с тобой, держал тебя за руку. Он винит во всем себя, — проговорила Нами.
    — Странные же у вас, однако, отношения!!! – рассмеялся Луффи. Мальчик даже не понимал, насколько он был прав.
    — Захлопнись, буйный капитан!!! – обернулся в дверях Санджи, человек-резинка не успел пригнуться и был отправлен в полет метким ударом боевого кока.
    ***
    Через полчаса, после тщательного осмотра Тони Тони, выговора Нами о самозащите, подбадривающих речей Луффи, и наставлений Санджи насчет еды, Зоро наконец-то остался один. Теперь он мог спокойно обмозговать свои чувства и эмоции, но задремал, потому что организм был истощен и ослаблен.
    ***
    Проснулся он от поцелуя. Кто-то приподнял его за плечи и страстно впился в его губы. Боясь открыть глаза и разочароваться, Зоро ничем не выдавал своего пробуждения.
    — И все-таки актер из тебя никакой, травяная башка! – засмеялся поцеловавший его.
    — Эро-кок? – Зоро был не столько потрясен, сколько счастлив.
    — Охохо, а ты кого увидеть хотел, зеленоголовый???! – улыбнулся Санджи.
    — Почему...? – ему не нужно было заканчивать фразу, они понимали друг друга без слов.
    — Никогда не подумал бы, что стану геем!!! А во всем ты виноват, человек-петрушка! А плохих мальчиков надо накаааазывать....
    — Да, да...
    — Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался кок.
    — Вполне приемлемо, бровастый.
    — Хм... Тогда начнем наказание прямо сейчааас....
    — Эй! Чур, только я сверху!!! – запротестовал Зоро.
    — Доктор прописал тебе полный покой! – отсек предложение Санджи.
    Помогая Зоро снять футболку, Санджи отметил, что раны мечника действительно успели уже перестать кровоточить. Осторожно, чтобы они не открылись, кок перевернул Зоро на спину, прикусив мочку его уха, а затем оставил яркий засос на коже зеленоволосого.
    — Будет больно, — предупредил он.
    — Я привык, — возразил Зоро.
    Особо не церемонясь, Санджи стянул с мечника штаны и, облизав палец, проник им в уже возбужденную дырочку. За первым пальцем вошел и второй. Умело орудуя пальцами, кок осторожно коснулся стоящего члена Зоро. Симулируя рукой, Санджи довольно быстро заставил Зоро кончить.
    — Я... Я готов. Войди... – прошептал Зоро. Он понимал, что выглядит глупо, не по-мужски, знал, что опускается в собственных глазах, но ничего не мог с этим поделать, он слишком сильно хотел его, этого глупого, любвеобильного кока.
    Первые секунды Зоро было больно, но привыкший к боли мечник скоро начал получать удовольствие от того, что Санджи двигался в нем. Как это ни было странно, мечник любил его, хоть и понимал, что их отношения заранее обречены.
    Кончили они одновременно, крича и матерясь.
    — Зоро, ты не против, если я тебя когда-нибудь снова накажу? – сквозь стоны выдавил Санджи.
    — Даже не надейся, эро-кок!!! – покраснел мечник. – Не позволю, чтобы меня имел наглый повар!!!
    ***
    И с этого дня вся команда заметила, что отношения мечника и кока изменились. И все понимали, почему, и лишь Луффи искренне изумлялся, почему это Зоро и Санджи часто запираются вдвоем в комнате и никому не открывают.


    Боль — это боль, как ее ты не назови.
    Это страх. Там, где страх, места нет любви. (с) АК
     
    Форум » Всё остальное » Кают-компания » Фанфики по One Piece. (пишем и собираем по сети)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск: